ПОПУЛЯРНОЕИСКУССТВОМУЗЫКАТЕАТРКИНОТАНЕЦЛИТЕРАТУРАИНТЕРВЬЮАФИША
 
В плену у «Фурманова» - рассказ Игоря Бушмелева
Опубликовано: 23 июля, понедельник

Фото Игоря Бушмелева.

Небольшой рассказ о заблудившихся в алматинских горах 12 туристов-горемык...

Глава 1. На ночь не останетесь?

Конец августа 2010 года, мой первый опыт покорения пика Фурманова. Заядлые «горняки» наверняка окрестят этот маршрут «детским», но мне – новичку горного туризма – тогда представлялось, будто я покоряю не иначе как вторую по величине вершину после Джомолунгмы.

Восхищаясь великолепными пейзажами, которые по мере подъема менялись с насыщенно-зеленых до серо-каменистых, мы без труда забрались на заветную высоту. Радости не было предела, эйфория захлестывала разум, а адреналин пропитывал каждую клетку тела.

Горный азарт – воистину сильная штука, и мы решили, не останавливаясь на достигнутом, забраться на близлежащий «Панорамный хребет», находящийся чуть выше покоренной вершины. Неискушенный доселе красотами Заилийского Алатау, я просто сошел с ума от увиденного. Ну еще бы, ведь, сидя на краю хребта, ты видишь, как птицы летают ниже тебя, а весь город лежит словно на ладони.

Несмотря на переизбыток эмоций, судьба, однако решила, что для новичков (а таких было больше половины в нашей группе) на сегодня впечатлений еще  недостаточно! 

В 4 часа дня, собираясь спускаться с «Панорамы», кто-то предложил пойти в город другой, короткой, дорогой, мол: «вооон там, за тем холмом, есть еще одно ущелье, через которое мы непременно выйдем к Чимбулаку за каких-то пару часов».

Такая, сейчас уже понятно, не совсем вменяемая идея, тогда была встречена одобрительным согласием, и мы отправились к спуску по неизведанному пути. Надо отметить, что поход планировался однодневный, и ни у кого из нас не было ни теплых вещей, ни солидного запаса еды, ни уж тем более палаток. 

Отсутствие тропинок по ходу измененного маршрута никого не смутило, двухметровая трава и периодически встречающиеся обрывы также отнюдь не посеяли в нас зёрна сомнений и не заставили вернуться к знакомому маршруту. К тому же опытные ребята уверенно убеждали нас, что «вон за тем деревом, что виднеется на горизонте, уже будет Чимбулак».

Небольшая доля сомнений в том, что мы "может быть" заблудились, закралась к нам только к 11 вечера, когда сумерки нехоженого ущелья уже превращались в темноту, а заветное дерево, что часов 5 назад виднелось на горизонте и служило ориентиром для призрачного Чимбулака, уже давно было пройдено, скрывшись позади нас в высокой траве.

Мой верный читатель наверняка догадался, что никакого Чимбулака мы не увидели, а на горизонте виднелось новое дерево, уже не вызывающее никакого доверия, а мы, словно герои из песни Высоцкого, хмуры были и злы, но шли, шли уже 9 часов от начала спуска…

Час ночи следующего дня. Оставшийся один на всех не севший телефон, попросту не ловил в этих местах, а где-то в городе родители 12 студентов уже наперебой звонили друг другу, не желая осознавать, что их дети без вести пропали где-то в горах...

Глава 2. «Мы еще живы…» 

Ночь окончательно спустилась в узкое и глубокое ущелье, куда не попадали даже лунные лучи. Мы шли наощупь друг за другом, то и дело наступая то в холодную воду маленькой речушки, то поскальзываясь на влажной траве. Несколько раз проваливались в небольшие ямы и отверстия между камнями. Мне повезло - в отличии от двух наших товарищей, получивших сильные ушибы, я отделался несколькими волдырями, упав лицом в кусты крапивы. 
На всеобщее счастье погода была сухая, а августовская ночь не предвещала сильного понижения температуры, однако усталость, голод и жажда уже давали о себе знать. 



И тут в тишине из единственного работающего аппарата раздался неожиданный телефонный звонок, который чудом прорвался через внезапно появившееся маленькое деление связи. Звонил папа одной из девушек, глаза которой от усталости и стресса едва сдерживали слезы. Прежде чем вновь оборваться, связь продержалась всего пару секунд, за которые юная леди успела сказать всего четыре слова, которые, как нам показалось, были не лучшими для успокоения волнующегося отца. 
«Папа, мы еще живы!» - дрожащим голосом сказала она, прежде чем вновь выпасть из зоны мобильного доступа. 

Несмотря на очевидность эпической ситуации, наши опытные друзья успокаивали группу, уверяя, что огни Чимбулака вот-вот покажутся из-за горизонта. 

Рассудив, что, раз связь пробилась на данном этапе маршрута, то именно здесь и следует попытаться совершить несколько звонков в город. Один из опытнейших представителей нашей дружной команды, взобравшись на холм, решил дозвониться до своего старого друга – заядлого путешественника, который, как свои пять пальцев знал маршруты Заилийского Алатау. Деление связи появлялось периодически всего на пару секунд, и раза с десятого все же пошел заветный гудок. 

На наше счастье путешественник оказался дома и на удивление вполне себе трезвый бодрствовал во втором часу теплой алматинской ночи. Наш неутомимый горный гид, едва удерживаясь на скользком холме, успел прокричать коротко, ясно и по делу: «Дима, мы заблудились в горах, скажи нашим родителям, что все в порядке. Я сам не знаю, где мы, но мы спускались с Панорамы». 

Теперь если у кого-то и были призрачные мечты о том, что за следующим деревом на горизонте уж точно будет Чимбулак, то после такого телефонного признания они просто разбились в дребезги. 

Я был вовсе не удивлен, что наш «Сусанин» (и мой верный добрый друг) на самом деле не знает нашего местоположения, но теперь я был спокоен потому, что родители получат хоть какое-то положительное известие о нас. Мы не могли быть уверены, что Дима-путешественник интуитивно определит наше местоположение, посему набрали сухих еловых веток и, разведя костер, сели передохнуть. Было решено дождаться утра и продолжить путь уже при свете солнца. Пожалуй, эта была самая трезвая мысль за весь этот поход, однако ей не суждено было воплотиться в реальность… 

Глава 3. Ну еще пять минуточек...

Рассевшись вокруг ярких языков костра, наконец-то осветивших наши хмурые уставшие и весьма испачканные лица, мы немного согрелись. Треск сухих веток успокаивал, сбавляя напряжение и усталость. Наконец-то над нами взошла луна, и силуэт ее холодного белого диска, искажаясь, плясал от горячего пламени. Искры, неустанно отправляясь к всевидящему спутнику, казалось, гасли, едва коснувшись его. Уверен, что все, в том числе и самые морально неподготовленные участники похода, не только смирились с ситуацией, но и начали получать от нее удовольствие.

Случайно найденные на дне чьего-то рюкзака недоеденные полбанки тушенки честно, по чайной ложке, разделились между всеми по кругу. И хотя, конечно, это ложка не утолила голод, все же она была наделена гораздо большим смыслом нежели простое чревоугодие.

Костер окончательно прогрел тела и души двенадцати туристов-горемык, и как-то даже стало приятно дожидаться рассвета. Я закрыл глаза и почувствовал, как эта ночь с запахом пряных трав прошла сквозь меня, а потом и вовсе поселилась во мне миллиардами звезд далеких и близких галактик, одна из которых светила так ярко, что даже с закрытыми глазами мне пришлось прищурится. Я, как и все остальные, не сразу узнал в одной из этих воображаемых галактик два фонаря, свет которых мелькал вдалеке, периодически пропадая в высокой траве и густых хвойных зарослях. Кто-то из нас на выдохе прошептал: «За нами пришли!». Это был Дима и местный лесник.

Подумать только, в течение 12 часов, спускаясь по зарослям, мы мечтали выйти к цивилизации, и вот теперь эти фонари были наилучшим подтверждением того, что выход из ущелья уже близок. Но отчего-то именно сейчас показалось, что наши спасители пришли как-то не вовремя. Как в детстве, когда родители звали тебя домой со двора или отправляли спать, когда ты был на самом кураже досуга. Где-то в глубине души нам уже как-то не особо и хотелось уходить именно сейчас, когда ночь стала такой родной и волшебной, но ни лесник, разбуженный посреди ночи, ни наши родители, не находившие себе места от многочасовых переживаний, не поняли бы наших романтических порывов в ту ночь.

Сердечно поблагодарив Диму-путешественника и добродушного, но сурового усатого дяденьку, мы отправились за ними, чуть ли не запевая строевую песню. Лишь на несколько секунд мы остановили наш «парад», увидев небольшой водопад, искрящийся серебром от света луны, которая висела прямо над ним.

В 7 часов утра, по прошествии 15 часов после начала спуска, на горизонте наконец-то показались огни, но не Чимбулака, как гласили «легенды», а Медео, хотя никто уже не обратил на это внимания. Машины обеспокоенных родителей шеренгой стояли у выхода из ущелья, а мы как ни в чем не бывало улыбались выходя из зеленого тоннеля. Нам рассказали, что Дима после нашего звонка совместно с лесничим просчитали примерное ущелье, по которому мы могли начать спуск, и не ошиблись.

Под утро было уже не уснуть, и после часовых разговоров с родителями мы сделали для себя много выводов. Одно могу с уверенностью заявить, что за этот двадцати двух часовой поход никто не остался равнодушен к горам: кто-то возненавидев их, зарекся впредь больше не ходить в походы, кот-то отнесся к случившемуся как к данности, а кто-то, как и я, по уши влюбился в горы и во сне продолжал наблюдать за тихим, вольным и всемогущем пространством природы.

На следующие выходные я не мыслил иных планов, кроме как снова отправится в горы, но уже однозначно другим человеком, преисполненным уважением и безграничной любовью к природе, такой красивой, сильной, своенравной и вольной.

Фото Игоря Бушмелева.

 

 

 

 

 

   Автор: Игорь Бушмелев

   Фото: Michael Vorontsov 

_______________________________________________________________

1562 просмотра
Нравится
comments powered by HyperComments