ПОПУЛЯРНОЕИСКУССТВОМУЗЫКАТЕАТРКИНОТАНЕЦЛИТЕРАТУРАИНТЕРВЬЮАФИША
 
Лучшие книги Международной книжной ярмарки non/fictio№19
Опубликовано: 25 января, четверг

С 29 ноября по 3 декабря в Москве проходила 19 Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction – одно из самых ярких и ожидаемых книжных событий года. Non/fiction – это, в первую очередь, ярмарка качественной литературы. Просто хороших книг. 

                                                                 Ирина Измайлова. Собор. Роман с архитектурой

В книге рассказывается о возведении Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, ставшем целью жизни прославленного Огюста Монферрана. В первых главах книги рассказывается об участии Монферрана в наполеоновских войнах, его чудесном спасении от раны, и изменившем его судьбу событии — преподнесении в дар Александру I «Альбома разных архитектурных проектов, посвященных Его Величеству Императору Всероссийскому Александру I». Именно в России, несмотря на интриги завистников, в полной мере проявился непревзойдённый дар архитектора, сумевшего построить, преодолев все невзгоды и предательства, один из великолепнейших храмов.

«Будто чувствуя эту духовную неуязвимость старого зодчего, Александр решил его не задевать и вскоре поручил ему сделать проект памятника своему отцу, покойному императору Николаю, на Исаакиевской площади, между собором и Мариинским дворцом. В душе Монферран был благодарен царю за это поручение, ему очень хотелось самому завершить ансамбль площади, которую он начал создавать, которой просто не было бы без собора, которая не нашла бы законченной формы без Мариинского дворца, великолепного творения Андрея Штакеншнейдера и без изящных двух зданий, которыми окружал ее с двух сторон Ефимов, второй любимый ученик Монферрана. Эти здания выросли за последние годы, они строились вместе с новым Синим мостом, ставшим в два с лишним раза шире прежнего, и превратившимися ныне в часть площади. Оставалось еще перестроить два здания по краям площади…».

Более сорока лет продолжалось строительство собора. В предисловии, написанном ключкарем Исаакиевского собора протоиреем Алексием Исаевым, говорится о соборе: «Он был поистине центром русского Православия, душою города, гордостью его жителей».

Петр Барк. Воспоминания последнего министра финансов Российской империи. 1914–1917. В двух томах.

В мемуарах видного государственного деятеля Российской империи описаны многие события, очевидцев и участником которых он был. В 1897 году Барк назначен директором Отделения заграничных операций Петербургской конторы Государственного банка. Этот пост он занимал в течение восьми лет. Министром финансов Петр Львович стал в непростое время — он подробно описывает, как изменилась ситуация в Российской империи после вступления в Первую мировую войну. «Рескрипт Государя при назначении меня управляющим Министерством финансов вызвал большой интерес в России… Императорская декларация открывала новую эру и заключала в себе надежду на национальное возрождение… Когда я представлял составленный мною бюджет Государственной думе в апреле 1914 г., я сказал, что две категории мероприятий необходимы для борьбы со злом пьянства. Первая должна быть направлена к уменьшению пунктов, торгующих спиртными напитками, а вторая должна преследовать цель — поднять моральный и интеллектуальный уровень народа. Но я добавил, что это очень трудная задача и потребуется много лет, чтобы ее осуществить». В тексте уделено внимание отношениям между армией и правительством — в том числе то, как правительство зависело от фронта и требований армии. Так 16 июля 1914 года был принят указ, утвержденный Николаем II, расширяющий права Ставки Верховного главнокомандующего. Согласно указу, все области, предназначенные подготовки новобранцев, тыловые и административные военные учреждения подчинялись Ставке Верховного главнокомандующего и его распоряжения становились законом. 

                                                                Карина Сарсенова. «Цена страха».

О чем мечтают люди, что их пугает, как связано первое со вторым? Недаром говорится, что, прежде, чем достичь исполнения самых заветных желаний, нужно перешагнуть через собственный страх, препятствующий этому. Как это проявляется в рамках той или иной человеческой личности, показано в этом романе. «Всякий страх и любое желание возникают точно в  положенное им время, отражая готовность нашей души к их преодолению и реализации.  Страх предваряет и сопровождает исполнение желания. И чем сильнее желание, тем сильнее страхи. Иногда человек их  не осознаёт…». Глубокий анализ психологической подоплеки поведения героев органично сочетается с динамичным захватывающим сюжетом. Один из главных героев романа, прославленный музыкант, собирается на церемонию вручения престижной премии. У него есть немалые основания надеться, что лауреатом станет именно он, однако на душе неспокойно. Когда к нему подходит респектабельный господин, который выглядит так, как Скрипач в идеале представлял бы себя самого, артист проникается к нему доверием с первого взгляда. Разговор о творчестве и комплименты таланту Скрипача внезапно обрываются даже не предложением, а категорическим требованием – отдать незнакомцу свой самый главный страх. Музыкант, подобно остальным героям романа, вскоре понимает, что себя самого он знает не так хорошо, как ему казалось раньше...

                                                                               Александр Лапин. Святые грешники

Новый роман известного писателя посвящен проблемам духовного роста современного человека. Хотя новая книга является самостоятельным произведением, на ее страницах читатель встречает героев, уже знакомых по роману-эпопее «Русский крест». В центре внимания — поколение людей, кому довелось вынести на своих плечах основную тяжесть глобальных перемен, постигших нашу страну на исходе минувшего века. Главный герой Александр Дубравин и его друзья детства, каждый по-своему, сумели найти свое место в новой жизни, стали состоявшимися людьми. Дубравин покинул столицу ради русской глубинки, поднял там с нуля свое дело, создал семью, построил дом в селе, восстановил церковь. Но одной лишь житейской устроенности недостаточно, и Александр как человек мыслящий не может не искать ответа на вопрос, в чем заключается высший смысл его земного существования, главное предназначение человека. Важное место в книге занимает тема исторической памяти, в том числе и обращение к такому знаковому для русской истории событию как Куликовская битва. «Наконец-то сбудется то, о чем он мечтал, творил молитву в храме. О чем он поведал великому старцу Сергию, который и послал его, смиренного инока, сюда, на поле брани… Пересвет окидывает взглядом наше войско. Лица все свои, родные, простые. За них ему предстоит сегодня умереть. За этих москвичей, суздальцев, новгородцев, владимирцев, которым еще только предстоит стать русскими, скрепив этот союз здесь кровью». Стойкость перед лицом испытаний закаляет душу, однако наполнить ее светом горнего мира помогает только любовь.

                                                                 Сейед Джавад Рахнама. Сундук с сокровищами

Жил-был старик, и было у него три сына. Так начинаются многие истории. Но в данном случае нельзя, по мнению автора, сказать, что кто-то из сыновей слыл в народе умным, а другой совсем наоборот. Обычными были сыновья старика, что придает повествованию особую жизненность. Пусть действие и разворачивается в удивительной стране Шекарестан и одноименном городе, ее столице. Глава рода был весьма состоятельным человеком, владел несколькими домами, лавкой с дорогими материями, караван-сараем, общественной баней да вдобавок и деньжат за свою жизнь сумел скопить немало. И вот однажды он решил удалиться на покой, а все дела передать сыновьям, надеясь в ответ на их заботу и помощь. Разделил старик все свое имущество на три части, а вот деньги сыновья делили уже сами, с долгими препирательствами. Потому что жажда богатства давно вытеснила из их сердец все человеческие чувства вместе с правилами приличия. Этого-то старый отец и не учел, не заметил за повседневными заботами и хлопотами, как очерствели души его сыновей. И получив давно желаемое, все три сына не пустили отца даже на порог. «Понял Мирза Серадж, что сыновья не хотят его видеть. Он взял свой узелок и со вздохами и стонами ушёл из Шекарестана». Долго брел несчастный по дороге, сокрушаясь о своей участи, но все же сумел придумать средство, чтобы вразумить неблагодарных сыновей…

                                                                 Дмитрий Мишин. История государства Лахмидов

Историческое исследование, изданное к 200-летнему юбилею Института востоковедения РАН, раскрывает историю древнего царства Лахмидов, которое со второй половины III века по начало VII века находилось по соседству с Персидской державой, там, где сейчас расположены юго-западные районы Ирака. По отношению к царям Сасанидской династии, тогдашним властителям Персии, Лахмиды являлись вассалами, будучи фактически их наместниками на своих землях. Однако самим Лахмидам были подвластны и некоторые арабские племена, обитавшие на Аравийском полуострове. Все это придает историческим свидетельствам о Лахмидском царстве особую ценность в вопросах изучения истории всего региона, где в то время переплетались интересы, прежде всего, Персии и Римской империи, и впоследствии Византии, а также многих сопредельных государств. «Предания сохранялись в народной памяти и считались надёжными сведениями о прошлом. Показателен такой случай. В 30-е гг. VI в. лахмидский царь аль-Мунзир III и гассанидский правитель аль-Харис Ибн Джабала оспаривали друг у друга власть над арабами, жившими в месте, называемом Страта. Византийский историк второй половины VI в. Прокопий Кесарийский, от которого мы узнаём об этом, сообщает, что аль-Харис в споре ссылался на «свидетельства старейших из людей»…». В книге подробно рассматриваются важнейшие дипломатические и торговые контакты, великие битвы, примеры культурного влияния.

                                                                 Карина Сарсенова. Фантастические войны

Собранные в книге произведения посвящены разным аспектам противостояния добра и зла, борьбе человека с собственными страхами, мешающими свободно творить, искренне любить, понимать других людей. Иногда это противостояние воплощается в грандиозных битвах поистине вселенского масштаба, а порой становится внешне незаметным, что отнюдь не снижает накала противостояния. Ведь именно преодоление собственных искушений и страстей часто бывает важнейшим условием совершенствования личности, о чем автор не устает напоминать: «А война человека с самим собой, в конце концов, та наиглавнейшая война, на основании которой разворачиваются все вышеперечисленные битвы?!». И далеко не всегда первое впечатление о ком-то другом бывает единственно верным, даже если на тот момент это суждение соответствует реальности. Всякий может измениться к лучшему, или, увы, наоборот. Сомнения, колебания, поиск, перемены — неотъемлемая часть жизненного потока. И вот те, кого раньше вполне заслуженно именовали чудовищами, обретают опору в светлых чувствах, которые все же таились глубоко в их душах, и это влечет за собой полное изменение натуры. «Спасая детей, вы уступили место любви в ваших сердцах, изгнав оттуда животное начало. Отныне ваше место среди людей. Но выбор может предлагаться душе много раз… Ваш выбор — это ваша судьба». И только одно лишь сердце способно каждый раз, когда путь судьбы приводит к очередной развилке, подсказать верное решение.

Олег Жданов. История моей страны в картинках. Древние княжества, удивительные народы, сильные и смелые правители

Как зримо представить исторический путь, пройденный нашим Отечеством от древнейших времен до наших дней? Автор этой книги, адресованной подрастающему поколению, не просто рассказывает юным читателям о самых значимых событиях и выдающихся людях в истории Руси, но и сопровождает повествование выразительными метафорами и образами. Например, предлагает вообразить, какую территорию могло занимать одно славянское племя, и сравнить ее с тем, как впоследствии «лоскутное одеяло» из множества княжеств превращалось в могучую державу. «Почему торговый путь «из варяг в греки» был проложен по рекам? Этому есть несложное объяснение: зимой удобно ехать по льду реки на санях, а летом — плыть на кораблике. Путешествовать по суше, да ещё и с богатым товаром, было значительно опаснее и сложнее. Большую часть нынешней России в те времена занимали дремучие леса, дорог не было, а где просеки и дороги всё-таки были, там часто на торговые караваны из чащи нападали разбойники. В тех местах, где речушки оказывались совсем мелкими, и до следующей судоходной реки можно было добраться только по суше, корабли действительно вынимали из воды и ставили на брёвна, которые лежали как дорога на земле. Их смазывали жиром, а к кораблям привязывали верёвки и тянули их вручную». В издании рассказывается о том, кто составил первый сборник законов, когда появились первые учебные пособия и книги для детей, как запечатлевались важные события в народной памяти и фольклоре.

Светлана Зернес. Откуда взялись профессии, или На работу в глубь веков

В красочном издании увлекательно рассказывается о самых разных профессиях, многие из которых существуют до сих пор, хотя и сильно изменились, — о художниках, в том числе о создании знаменитой картины Виктора Васнецова «Богатыри» (которую он писал почти двадцать лет), учителях, переводчиках, поварах, ученых, спасателях и пожарных. «В древней Москве с поджигателями боролись, бросая их с моста в реку. Но редко бывал такой год, когда город не горел. В 1649 году царь Алексей Михайлович своим наказом велел устроить постоянные дозоры и запрягать лошадей в пожарные повозки. Выезжали они на пожар так: впереди скакал всадник и трубил в трубу, разгоняя пешеходов; за ним брандмейстер (начальник команды); и, наконец, телега с самими пожарными. Следом за телегой везли лестницы и бочки с водой. И снова в первую очередь бросались спасть от огня соседние дома — но уже не рушили их, а заливали водой. Вода в бочках заканчивалась быстро, и приходилось снова наполнять их из реки или колодца». В книге есть и старинные фотографии — в том числе внутреннего вида пожарного депо в 1900 году и маневров пожарной дружины имени Петра Великого на башне в начале XX века. Отдельная глава посвящена исчезнувшим профессиям — пряхам, бурлакам, писарям, водоносам, корзинщикам. В тексте рассказывается и о происхождении многих русских фамилий, связанных с профессиями их предков — Бронниковы, Кузнецовы, Мельниковы, Хлебниковы, Рукавишниковы.

513 просмотра
Нравится
comments powered by HyperComments