ПОПУЛЯРНОЕИСКУССТВОМУЗЫКАТЕАТРКИНОТАНЕЦЛИТЕРАТУРАИНТЕРВЬЮАФИША
 
Ивана Чаббак: - В игре актеров не должно быть фальши!
Опубликовано: 2 мая, понедельник

В Алматы с серией мастер-классов прилетела Ивана Чаббак, знаменитая преподаватель актерского мастерства, учившая Брэда Питта, Джима Керри, Дэвида Спейда и других.

Ивана Чаббак – американский преподаватель актерского мастерства с русскими корнями, основатель собственной методики. Более 20 лет в своей студии она занимается тем, что готовит кинозвезд первой величины. Среди ее учеников уже есть те, кто прочно обосновался на голливудском небосклоне: Брэд Питт, Иэн Сомерхолдер, Хэлли Берри, Кейт Хадсон, Джим Керри, Лив Тайлер, Бейонсе Ноулз, Ева Мендес. В 2006 году выпускники ее студии были номинированы на «Оскар» во всех актерских категориях. В 2003 году Ивана Чаббак получила почетную награду Tower Award за свой вклад в развитие кинематографа на Фестивале российского кино в Голливуде (RIFF).

Ивана, в впервые в Алматы, что вы можете сказать о нашем городе?

Да, в Алматы я в первый раз. Я еще нигде не была и ничего не видела. Первое, что я заметила, в вашем городе люди невероятно милые, приятные.  

Можете в общих чертах объяснить, чем ваша методика обучения отличается от других? В чем секрет ее эффективности?

Ребенком я подверглась серьезному физическому и эмоциональному насилию. Именно оно пропитало меня ненавистью к самой себе и саморазрушением до крайности. Для того чтобы выжить, мне нужно было взглянуть на свою боль как на средство мотивации и обретения силы преодолеть и победить себя. И получилось! Я поняла: раз эта концепция сработала для обычной жизни, то для персонажа пьесы она сработает еще лучше. Вся драма основана на открытом конфликте, на боли, где персонажи пытаются изменить обстоятельства под влиянием сюжета сценария. Мы охотнее будем смотреть на то, как кто-то использует свою боль, чтобы пережить перипетии судьбы, а не для саморазрушения. Это и есть отличительная черта человека, идущего путем борьбы, что интереснее зрителю, нежели путь потакания и жалости к самому себе. Душевная боль используется как сила преодоления и выживания. Это основа моей методики, которая постоянно меняется и развивается.

Большинство техник по актерскому мастерству требуют уйти с головой в болезненные мысли и воспоминания, чтобы сыграть правдоподобно. Моя методика продвигает эту технику на новый уровень. Вместо самобичевания душевной болью, я прошу взять боль, драму своей жизни и использовать ее для преодоления сложного пути. В этом случае мы создаем вместо того, чтобы разрушать. Это позволяет актерам и зрителям испытывать приятные эмоции, оптимизм и надежду. Мы хотим, чтобы наш зритель сказал: «Если этот герой может преодолеть такую же боль, как и у меня, то и я смогу».

В 2004 году вышла ваша книга-самоучитель «Сила актера: техника Чаббак», которая стала бестселлером. Для какой аудитории она была написана?

Мне понадобилось 4 года и 25 переписываний, чтобы сделать книгу наиболее эффективной как для начинающих, так и для студентов театральных вузов, и даже для профессионалов. Знаменитые актеры, сценаристы и режиссеры использует ее как некий путеводитель. Она также используется как учебник в колледжах и университетах по всему миру. Книга задумывалась еще и как рабочая тетрадь, которую можно перечитывать и ставить пометки. Шарлиз Терон берет ее на все съемки, держит при себе и постоянно штудирует. Это относится ко многим актерам, писателям и режиссерам. Многие называют «Силу актера» своей библией.— Я следил за этюдами, которые вы ставили со своими учениками, и обратил внимание на то, что вы часто говорите как такой профессиональный психоаналитик. А какие-то психоаналитические теории вы используете?

У вас в Голливуде открыта своя школа. Много ли в ней обучается студентов?

—Порядка 500. Плюс у меня ещё пять педагогов. Так как курсы длятся месяц, это число, естественно, периодически меняется. В среднем – 500-600.

Скажите, игра актеров в театре отличается от того, что требуется от них в кино. Это действительно так?

— Вовсе нет. Правила хорошей игры универсальны. Я могу привести в пример другие виды искусства. Например, изобразительное. Вы можете получать удовольствие от работ Пикассо, от того, что делали Моне, Мане, от работ Микеланджело, Шагала, даже Ротко. Они могут быть выполнены в разной технике, но механизм вашего восприятия их работ всегда один. Их что-то объединяет. Вы получаете удовольствие от соприкосновения с ними. Но на самом деле этой разницы нет! Нет принципиального различия между театральными актерами и актерами кино. И у них существует одна общая проблема — это отсутствие правды. Зрителю важно видеть правду, и когда ее нет, зритель это чувствует. А когда он понимает, что ему показывают правду, он реагирует с благодарностью. И не так важно, где ты играешь: на сцене или в кино. В твоей игре не должно быть фальши.

Мне кажется, это мог бы сказать Станиславский.

Неудивительно. Я у него училась. Правда игры - это обязательная база.

Ну а кроме Станиславского есть личности, которые вас вдохновляют?

Я могла бы об этом говорить три часа. Вы сами понимаете, существуют десятки фильмов, пьес, сотни актеров, которые мне нравятся. Одни из них — это громкие имена, другие известны меньше, кто-то незаслуженно забыт. Но выделить кого-то одного очень сложно. Я действую ситуативно. То есть я всякий раз исхожу из конкретной ситуации. Например, мой ученик играет убийцу. И я вспоминаю о тех, кто блистательно справлялся с этой задачей. Всякий раз я исхожу из конкретных задач. Исхожу из того, кого нужно сыграть моему ученику. Убийцу, маньяка, педофила, вора. И уже тут начинаю искать источник вдохновения, то, от чего можно было бы оттолкнуться. Знаете, я преподаю уже много лет. И то, что я говорила своим ученикам тридцать лет назад, отличается от того, что я говорила лет двадцать назад, или от того, что говорю сейчас. Это все изменчивый процесс. Мы, наши взгляды, задачи, которые стоят перед нами, — все это меняется.

Но что влияет на изменение ваших взглядов, на то, что вы говорите своим ученикам? Это как-то связано с изменением восприятия публики?

Каждый раз, когда я переживаю некий важный опыт, я начинаю понимать что-то чуть глубже. Например — смерть моего отца. До этого я никогда не сталкивалась со смертью столь близких людей. И после того, как я это пережила, я смогла объяснять своим студентам, как ощущается потеря важного человека. После смерти отца я поняла, что есть гораздо больше деталей, о которых я просто не подозревала прежде. Я поняла, что в этом чувстве много гнева, а не только потери или грусти. Очень много обиды, словно этот человек специально умер. Абсолютно нерациональные ощущения. И все это можно использовать, чтобы сделать игру более глубокой. Я не подозревала об этом, пока сама все это не пережила.

Этим артист, вероятно, и отличается от простого человека? Он может сочетать в себе человеческую скорбь с профессиональной радостью.

Именно. Это сочетание потери и откровения. Это как свет во тьме. Так чувствует актер, мы иначе переносим трагедию.

Среди ваших учеников много известных голливудских актеров. Скажите, а как вы оцениваете судьбу Голливуда? Кажется, что сейчас он находится в кризисе.

О. Он периодически находится в кризисе. Но за каждым кризисом бывает взлет. За долгие годы я уже много раз видела его упадок. Это как то, что происходит с экономикой. Кризис всегда сменяется эпохой роста. Так и с Голливудом. Сегодня все говорят о глубоком кризисе, а на следующий год вдруг начинается небывалый взлет.

Вероятно, одна из ваших задач — это повышать качество актерской игры в коммерческих проектах. Задавать планку.

Да. Но это зависит не только от нас. Мы — актеры, режиссеры, сценаристы — чувствуем себя одной семьей. У нас нет такой жесткой иерархии. Я бы назвала это настоящим коммунизмом, ситуацией, когда все действительно равны и помогают друг другу. Совсем иначе дело обстоит со студийными боссами, которые являются предпринимателями. Они хотят получать деньги. И делают то, что должно принести прибыль. Иногда они считают себя художниками, но это не так.

Спасибо за интервью

Улучшать свои профессиональные навыки у Иваны Чаббак  будут такие талантливые артисты, как Марко Ауджелло, Санжар Мадиев, Асель Садвакасова, Бибигуль Суюншалина, Айнур Ниязова, Данияр Алшинов, Сануржан Сулейменов.

 

Интервью провел Игорь Сапараев - главный редактор AlmatyLife

781 просмотр
Нравится
comments powered by HyperComments