ПОПУЛЯРНОЕИСКУССТВОМУЗЫКАТЕАТРКИНОТАНЕЦЛИТЕРАТУРАИНТЕРВЬЮАФИША
 
Кармен Джаннаттазио: Живу, как «монах» - из театра в отель
Опубликовано: 8 сентября, пятница

8 сентября, состоится заключительный спектакль оперы Дж. Верди «Фальстаф» на сцене «Астана Опера». Исполнительница одной из главных партий Кармен Джаннаттазио рассказала о том, как оказалась на сцене легендарного миланского театра Ла Скала и чем приходится жертвовать ради карьеры.

Расскажите о своей партии, ваша героиня Алиса серьезная или комическая?

Кармен Джаннаттазио: Думаю, комическая. Исполняю ее c большой радостью, как правило, все мои другие героини имеют трагические судьбы, они часто умирают. Эта роль – единственная возможность повеселиться на сцене с моими коллегами, насладиться работой, зарядиться позитивным настроением. Тем более, в опере «Фальстаф» великая музыка Дж. Верди и мой голос предназначен специально для нее.

Сложно ли превратить оперу в непринужденное и веселое искусство?

Да, ведь она - одна из самых сложных опер, может быть, не с точки зрения вокала, но с точки зрения музыки точно очень сложная. Во-первых, нас много, состав огромный. Достаточно трудно исполнять в правильной тональности, правильном ритме. Иногда мы должны петь без сопровождения оркестра, что тоже непросто. Есть очень длинные арии, это касается в первую очередь партии Фальстафа. Но мы, артисты, всегда делаем самое лучшее, что только можем. Тем более, если работать с дирижером Зубином Мета – невероятная удача для любого певца. Перед каждым выступлением мы собираемся вместе и проходим самые сложные места. Он большой перфекционист, и каждый раз хочет, чтобы все было идеально.

Недавно на сцене «Астана Опера» прошел всемирно известный конкурс «Опералия», мы знаем, что в 2002 году вы тоже принимали участие в «Опералии» в Париже, получили приз зрительских симпатий. Действительно ли победа в этом конкурсе открывает перед певцом двери лучших театров мира?

«Опералия» - один из важнейших и престижнейших конкурсов в мире, это так. Я наслышана о конкурсе, который проходил в Астане, также знаю о казахстанской победительнице – Марии Мудряк. Да, когда вы становитесь призером «Опералии», внимание всех интендантов, публики приковано к вам. Но это не означает, что на этом все закончено, и вы сделали свою карьеру. С этого момента придется прилагать максимум усилий, чтобы что-то получилось, сама карьера не строится. Придется взбираться на эту гору, стараться достичь вершины. Но я могу сказать, что у меня уже есть этот опыт, и самое сложное не вскарабкиваться, самое сложное начинается, когда вы туда попали, вот тогда вам нужно будет сохранять этот уровень, мнение публики, критики и ваших коллег.

Вы выступаете на самых престижных сценах мира, есть с чем сравнить наш казахстанский театр «Астана Опера». Какие у вас впечатления об «Астана Опера»?

Для меня большая честь находиться здесь! Совершенно потрясающая архитектура здания, стиль сочетает в себе казахский и европейский колорит. Я была в Большом и Камерном залах, в репетиционных, гримерных, в фойе – все просто потрясающе. Отправляла фотографии «Астана Опера» моей маме, она сказала, что это великолепный театр, и ей хотелось бы посетить его. А также меня потряс город, пока я видела совсем немного, но есть еще время получить больше впечатлений.

Голос – это единственный инструмент, который есть у певца. Как вы за ним ухаживаете, расскажите о своих секретах мастерства.

Представьте себе, что вам предстоит кричать 3 часа, а именно столько в среднем длится спектакль. При этом кричать нужно красиво, правильно, но все-таки кричать, не говорить. Это трудно скажу я вам. Не только связки, но все ваше тело будет уставшим, поэтому после спектакля я стараюсь вообще не говорить. А до спектакля я не ем и не пью молочное, это вредно для голоса. В общем, живу «как монах»: из театра в отель. Это и есть забота о голосе. А во время отпуска ем, что хочу, делаю, что хочу, например, катаюсь на велосипеде или гоняю на мотоцикле.

Быстро ли вы учите партии?

Это зависит от оперы. Есть такие партии, которые приходится учить всю жизнь. К примеру, опера «Норма» Винченцо Беллини. Каждый раз открываю что-то новое для себя. А есть более удобные партии, на изучение которых может уйти всего месяц. Но и в этих случаях вы можете найти что–то новое для себя. Я тоже перфекционистка, всегда стараюсь совершенствовать все свои партии, недавно исполняла роль Виолетты из оперы «Травиата» в театре Метрополитен-опера, в этом образе выходила на сцену около 70 раз. Открыв партитуру, нашла новый нюанс для себя и была очень удивлена, как могла не замечать его ранее. Постоянно что-то учишь, опера – это работа над партиями, которая не заканчивается на протяжении всей вашей карьеры.

Кто оказал на вас наибольшее влияние в профессии?

Это невероятная история, как я попала в музыку, в оперу. Открыла для себя мир фортепианной музыки, когда мне было всего 2 года, ходила в детский сад. Тогда стала профессионально изучать игру на пианино. Уже позже мой педагог обнаружила, что у меня есть голос, талант и она сказала, что я должна заниматься вокалом. Замечу, что вокальное мастерство и игра на инструменте – вещи совершенно разные. Когда вы поете, то должны чувствовать себя, свое тело, у меня ушло 3 года, чтобы узнать, что такое классический вокал. В 24 года я уже стояла на сцене Ла Скала, где и состоялся мой дебют. Мой педагог - турецкое сопрано Лейла Генчер - сказала, что у меня большое будущее, и я должна выступать только на сцене этого легендарного театра. Так продолжается мое сотрудничество уже долгое время, поэтому и сейчас я здесь.

Интервью предоставлено пресс-службой Государственного театра «Астана Опера»

183 просмотра
Нравится
comments powered by HyperComments